Буровые уплывают от 'Роснефти'

Норвежская буровая компания Seadrill в отчете назвала маловероятным закрытие сделки по продаже акций подконтрольной ей North Atlantic Drilling Limited (NADL) «Роснефти» на прежних условиях и в согласованные сроки. Seadrill также предупредила о рисках с реализацией запланированных NADL буровых работ по контракту с «Роснефтью» на $4,25 млрд. Речь идет о подписанном в июле 2014 года соглашении о привлечении шести морских буровых установок до 2022 года для реализации шельфовых проектов «Роснефти». Также предполагалось, что NADL купит около 150 наземных буровых с одновременным заключением пятилетнего контракта с «Роснефтью» на их использование. В обмен госкомпания получит около 30% акций NADL по $9,25 за акцию, а в дальнейшем может увеличить пакет.

В NADL и «Роснефти» уверяют, что продолжают искать варианты дальнейшего сотрудничества и выполнения соглашений. В российской компании отметили, что «Роснефть» и NADL еще не завершили процедуру получения корпоративных одобрений и разрешений регуляторов. Основным препятствием для сделки являются введенные против России и «Роснефти» секторальные санкции со стороны ЕС и США, коснувшиеся шельфовых и сланцевых проектов. В ноябре 2014 года NADL просила США сделать исключение для сделки с «Роснефтью», а до этого стороны перенесли сроки завершения покупки акций с конца 2014 года на май 2015 года. Официального решения США нет, но источники «Ъ» на рынке считают, что сделка вряд ли состоится. Один из собеседников «Ъ» полагает, что острой необходимости в буровых контрактах и активах у «Роснефти» уже нет: ее шельфовые проекты в Арктике фактически заморожены. Глава Small Letters Виталий Крюков отмечает, что на фоне санкций проблемы со сделками ожидаемы, но добавляет, что, даже если бы у «Роснефти» был доступ к буровым активам, при упавших ценах на нефть она не смогла бы полноценно вести разработку шельфа.

Покупка NADL - не единственная приостановленная сделка «Роснефти». Госкомпания рассчитывала до конца 2014 года создать СП с Alltech Дмитрия Босова для строительства СПГ-завода «Печора СПГ» мощностью 4−8 млн т, инвестиции предварительно оценивались в $5,5−12,5 млрд, сделка не закрыта. Не завершена и покупка 100% акций Новокуйбышевской нефтехимической компании (САНОРС): сделка стоимостью около $1 млрд перенесена с конца 2014 года на конец марта текущего года. По официальной версии, это связано с ее согласованием с антимонопольными ведомствами зарубежных стран. Но, как уверяют источники «Ъ», знакомые с ситуацией, у «Роснефти» просто нет денег на инвестиции и покупку активов на фоне удорожания кредитов, сложностей с обслуживанием долга и доступом к заемным средствам.

Единственной сделкой, от которой официально отказалась «Роснефть», является покупка нефтетрейдерского подразделения Morgan Stanley, обязывающий договор компании подписали еще в декабре 2013 года. В июле 2014 года «Роснефть» представила сделку на рассмотрение в Комитет по иностранным инвестициям США, 4 сентября ее одобрила Еврокомиссия, но сделку за год не закрыли, и в нынешнем феврале Morgan Stanley повторно выставила актив на продажу.

Ольга Мордюшенко, Кирилл Мельников









>> Армянск перенимает опыт инвестиционной политики Калужской области >> Свердловская область получит почти 19 миллионов рублей на поддержку НКО >> Росимущество присмотрит за акциями «Ростелекома»